Почему больных раком становится всё больше

Глава онкоцентра — о доверии врачу, лечении за границей и своевременной диагностике.
Количество заболевших раком в стране продолжает расти. Вот и в Сибири онкология занимает второе место по смертности. И для многих постановка такого диагноза звучит как приговор. У тех, кто сталкивается с этим впервые, появляется много вопросов.
Почему лечащий врач неохотно информирует о лечении? Зачем назначают химиотерапию, а операцию не делают? Куда помимо местного онкодиспансера ещё обратиться, чтобы убедиться в правильности лечения? Эти и другие проблемы мы обсудили с главным врачом Красноярского краевого онкодиспансера Андреем Модестовым.

Кто в группе риска?

Татьяна Бахтигозина: Андрей Арсеньевич, почему продолжается рост количества заболевших онкологией?
Андрей Модестов: Заболеваемость злокачественными новообразованиями растёт от года к году не только в Красноярском крае, но и во всём мире. В каждой стране своя структура заболеваемости. Так, например, в Австралии и Новой Зеландии на первом месте рак кожи, в азиатских странах: Пакистане, Индии, Китае, Филиппинах и других — рак печени, в России — рак молочной железы. Это не плохая тенденция, а отражение активного и качественного выявления злокачественных новообразований и продолжительности жизни в целом: всё-таки рак — это в первую очередь болезнь пожилых людей.

— Нам постоянно твердят, что профилактика онкологических заболеваний — своевременные осмотры и обследования. Но почему у тех, кто регулярно посещает поликлинику, вдруг обнаруживают рак чуть ли не в последней стадии?
— Здесь нужны конкретные примеры. По своему опыту могу сказать, что злокачественные новообразования в запущенных стадиях находят у тех, кто поликлинику не посещает, не проходит диспансеризацию и профосмотры, игнорирует наличие рака в семейном анамнезе. Важно знать: если у ближайших родственников когда-либо было обнаружено злокачественное новообразование, этому человеку следует начать проверяться за пять лет до того возраста, когда у близких заболевание было обнаружено. Кроме того, с возрастом должен расширяться и спектр исследований, которые нужно проходить. Например, мало кто знает, что первую колоноскопию нужно сделать в 50 лет, первую маммографию — в 39 лет и так далее. Вот то, что я вижу на деле: многие женщины за 45-50 лет, у которых обнаружили рак груди, по разным причинам: из-за страха или нехватки времени — не делали маммографию ни разу. И таких примеров масса.

Кто расскажет о лечении?

-Как в онкодиспансере работают с информированием пациентов? Например, рассказывают ли о гигиене при раке молочной железы? Пациенты жалуются на то, что врачи не особо охотно отвечают на их вопросы.
— Сейчас в России ситуации с онкологическими заболеваниями уделяется большое внимание. Работа врача краевого онкодиспансера — это не только лечение: его роль не ограничивается проведением операции или химиотерапии, он также должен успокоить пациента, объяснить ему, как обстоят дела и что делать после лечения, чтобы избежать рецидива.

При выписке из стационара лечащие врачи дают пациентам рекомендации по дальнейшему поведению, рассказывают о том, как быстрее восстановиться после любого вида лечения: хирургического, радио- или химиотерапевтического. Если врач не пояснил пациенту, что ему делать после выписки, он всегда может поинтересоваться сам: у своего лечащего врача, у другого специалиста, у заведующего отделением, на очередном приёме в нашей поликлинике или же попросить совета в справочной по телефону 8 (391) 222-40-73. Кроме того, на нашем сайте onkolog24.ru в разделе «Пациентам» — «Памятки пациентам» есть довольно обширный перечень документов, относящихся к реабилитации после того или иного лечения.
— Ещё больные жалуются на очереди. Мол, приходишь на процедуры в назначенное время и надо долго ждать. Почему так?
— Большие очереди образуются по нескольким причинам. Первая — значительное увеличение по сравнению с прошлым годом потока пациентов. Вторая — изменившийся с октября 2018 года порядок записи в консультативную поликлинику онкодиспансера медицинскими организациями края. Сейчас районные поликлиники получили право самостоятельно записывать пациентов, а потому у специалистов онкодиспансера нет возможности ограничить запись тех, кого направили без наличия показаний или без должного перечня обследований. Простой пример: раньше на приём в поликлинику не принимали пациентов, которые беспокоятся из-за подозрительных родинок. Сначала они проходили обследование в учреждении по месту жительства. Если выяснялось, что им необходима помощь онкологов, их направляли в поликлинику диспансера.
Сейчас каждый из наших онкологов принимает не менее сорока пациентов в день. Чтобы бороться с этой ситуацией, мы ввели дистанционное консультирование, например, для тех, кому нужно продлить приём лекарственных препаратов. Также часть потока перераспределили: урологических пациентов взяли на себя Дорожная клиническая больница, госпиталь ветеранов войн, БСМП, Сибирский клинический центр, первая межрайонная клиническая больница. Также очередь может задержаться из-за существования нулевых талонов. Они введены для тех пациентов, которым жизненно необходимо срочно попасть к врачу, а также для больных из отдалённых регионов, чтобы дать им возможность пройти нужных специалистов в день приезда и избежать частых долговременных поездок из дома в Красноярск. Такие пациенты, безусловно, задерживают очередь, но порой это необходимо.

Сейчас мы хотим изменить систему записи в онкодиспансер: специалисты первичного звена должны будут прикреплять файлы с анамнезом пациента, результатами необходимых анализов и диагностических обследований. Это значительно повысит ответственность поликлиник за больший процент выявления злокачественных новообразований.

Одни стандарты

— Как ведётся работа с родственниками пациентов? Обязаны ли врачи с ними общаться и объяснять ситуацию?
— Здоровье человека касается только его самого и тех людей, которым он разрешил доверить информацию. Каждый пациент подписывает добровольное информированное согласие, в котором указывает, кому можно сообщать о диагнозе. Мы не можем разглашать кому-либо из родственников или близких сведения медицинского характера (диагнозы, результаты обследований, факт обращения человека в клинику и прочее), если больной дееспособен и не разрешил этого делать. Близким родственникам сообщают о состоянии пациента при лечении в стационарных условиях, если больной находится в бессознательном состоянии или нуждается в посторонней помощи. В нашей стране это закон.

— Тот, кому говорят, что он безнадёжно болен, хватается за любую соломинку. Конкретный случай: в Красноярске говорят, что операцию делать нельзя и химия не особо действует на опухоль, а в клинике в Москве предлагают пройти лечение за 600 тыс. рублей. Что в этой ситуации делать?
— Здесь играет роль степень доверия пациента своему врачу. Врач всегда действует в строгом соответствии с клиническими протоколами, и, если состояние больного говорит ему о том, что какие-либо вмешательства: операция, радиотерапевтическое лечение или противоопухолевая лекарственная терапия — не помогут, а только навредят, специалист посоветует лечение не проводить. Вот пример: моему знакомому 88 лет. Когда ему было 85 лет, у него обнаружили рак предстательной железы. Казалось бы, онкология обнаружена на ранней стадии, обычно в таких случаях показана операция. Но обратим ещё раз внимание на возраст: неизвестно, как 85-летний мужчина перенёс бы оперативное вмешательство, и перенёс бы вообще. В итоге больному назначают льготный препарат, он живёт уже три года с момента постановки диагноза и проживёт, я надеюсь, ещё долго. Это лишь один из самых простых примеров: ответственный врач никогда не сделает хуже пациенту. Отмечу также, что знаю немало случаев, когда онкобольные, не доверяя местным врачам, продавали квартиры, машины, уезжали за границу, тратили там огромные суммы на лечение, а получали тот же объём операций или те же схемы противоопухолевой лекарственной терапии, что и в Красноярске: протоколы лечения практически идентичны во всём мире.
— Но почему мы регулярно видим, что объявлен сбор на лечение онкобольных, особенно детей? Притом что сейчас государство выделяет огромные деньги на борьбу с раком, есть особые указания президента не затягивать с лечением, предоставлять помощь в полном объёме и т. д.
— Отвечу так же: всё упирается в доверие пациента или его родственников врачу.
— Если поставили диагноз в вашем диспансере, но хочется получить альтернативное мнение, куда обращаться?
— Если пациент не согласен с диагнозом, установленным в краевом онкодиспансере, он может, например, обратиться в федеральные центры: Российский онкологический центр имени Н. Н. Блохина в Москве или Научно-исследовательский институт онкологии имени Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге. Но замечу, что ответ пациент может ждать долго, а ведь так важно своевременно начать лечение. Кроме того, нет оснований сомневаться в квалификации красноярских онкологов.
— Могут ли больные из других регионов проходить лечение в Красноярском диспансере?
— Да, в Красноярском краевом клиническом онкологическом диспансере получают лечение пациенты из Хакасии и Тувы, Иркутской области, но мощность нашего онкодиспансера рассчитана в основном только на жителей Красноярского края.
« Что нужно знать о подагре
Что нужно знать о дезодорантах и антиперспирантах »
  • +18

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+3
ПРИЧИНЫ НА МОЙ ВЗГЛЯД: 1. ОТСУТСТВИЕ ДИАГНОСТИКИ, ДИСПАНСЕРИЗАЦИЯ, МЕРОПРИЯТИЕ ДЛЯ ГАЛОЧКИ. 2 ЭКОЛОГИЯ. 3. УГРОБЛЕН КОНТРОЛЬ ЗА КАЧЕСТВОМ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ, СТАНДАРТЫ НЕ СОБЛЮДАЮТСЯ,«ЧП», «НП», «ООО» И Т.П. ГОНЯТ СУРОГАТ, ЗАГРАНКА ОТПРАВЛЯЮТ НАМ ПРОДУКТЫ НИЗКОГО КАЧЕСТВА.
  • Поделиться комментарием
+1
Собственно, ответа на вопрос «почему стало больше » так и не было дано.Я так понимаю, что следовало озвучить причины и как избежать.А здесь-что делать, когда уже обнаружен и прооперирован(или нет).Доверие-недоверие-это не ответ.
  • Поделиться комментарием
+5
Нам тут нарисовали какую-то слишком благостную картинку. А по факту в онкологии все гораздо страшнее и подлее.
  • Поделиться комментарием
+2
Есть какие-то существенные предложения?
  • Поделиться комментарием
+4
Ничего подобного от наших врачей и не ждите, потому что онкология- это в первую очередь деньги, во вторую деньги, в третью тоже деньги…