Что производитель БАДов добавлял в свои средства

Решение заменить меру пресечения на домашний арест принял Сестрорецкий районный суд Санкт-Петербурга, где рассматривается уголовное дело в отношении Игоря Воробья и ещё двух фигурантов.
Однако неизвестно, кто и как может гарантировать, что обвиняемый не попытается скрыться от ответственности. Ведь в 2018 году он, имея статус обвиняемого с избранной мерой пресечения, уже предпринимал попытку покинуть территорию Российской Федерации. Именно после этого московским судом Воробей был помещён под арест и пробыл в СИЗО до недавнего времени.
Обвинение в суде ему предъявлено по трём статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за оборот фальсифицированных БАДов, а также за производство не отвечающих требованиям безопасности товаров и уклонение от уплаты налогов.
Военный историк из Санкт-Петербурга Игорь Воробей создал компанию в 1996-м, и поначалу РИА (рекламно-информационное агентство) «Панда» занималось исключительно рекламой БАДов и косметики. Позже в компании появился торговый отдел: она стала торговать мелкими партиями товаров, а потом занялась и оптовыми продажами. Видимо, в этот период обвиняемым, как предполагает следствие, и пришла мысль о собственном производстве препаратов для мужчин.
Благодаря агрессивной рекламной компании, в частности, с участием Сергея Шнурова, «Сеалекс» и «Аликапс» быстро набрали популярность на рынке стран ЕАЭС. В России за 2015 год продажи этих двух добавок составили 4,3 млн упаковок на сумму 2,84 млрд руб. Впрочем, чтобы добиться такого успеха у мужского населения, одной рекламы недостаточно.
Как было установлено уже в апреле 2016 года территориальными органами Роспотребнадзора, БАДЫ, производимые на заводе в Сестрорецке, содержали сильнодействующую рецептурную лекарственную субстанцию. Видимо, именно поэтому они «работали» не хуже лекарственного средства, что и привлекло к ним внимание профильного сообщества. Дело в том, что добавки на растительных компонентах не должны оказывать столь сильного и мгновенного эффекта.
При этом рецептурная лекарственная субстанция, подмешанная в «Аликапс» и «Сиалекс», как было установлено Роспотребнадзором, имеет сильные побочные эффекты и ограничения по приёму. По мнению профильных специалистов Министерства здравоохранения, бесконтрольный приём таких препаратов несёт серьёзную угрозу для здоровья — вплоть до летального исхода. Производители БАДов пользовались тем, что интимную тему и жалобы на последствия от приёма средств потребители стеснялись обсуждать.

Почему передали в «домашний регион»?

Первая попытка привлечь производителей БАДов к ответственности предпринималась ещё в 2009 году, когда отдел по экономической безопасности Санкт-Петербургского управления МВД пытался возбудить уголовное дело против ООО «ВИС» и ООО «РИА Панда». Однако тогда его не возбудили, и объёмы производства наращивались.
Ситуация несколько изменилась в январе 2015-го, когда президент подписал закон, по которому вступила в силу новая статья УК РФ — 238.1. Согласно ей следственный орган должен привлекать преступников к уголовной ответственности за сам факт фальсификации, без необходимости доказывать ущерб от содеянного. Таким образом, работа исполнителей силовых структур существенно упростилась.
Уголовное дело по факту оборота в крупном размере фальсифицированных БАДов, содержащих не заявленные при государственной регистрации рецептурные фармацевтические субстанции, было возбуждено следственными органами Главного следственного управления Следственного комитета РФ по городу Москве в июле 2015 года. Там реагировали оперативно — провели массовые обыски и выемки в аптеках, на складах и офисах всех крупнейших дистрибьюторов, а также в офисах и на производственных площадках ООО «РИА Панда».
Как можно предполагать, экспертиза, проведённая в рамках уголовного дела, возбуждённого по факту обнаружения тадалафила в БАДах, подтвердила наличие указанных веществ в образцах, изъятых из ряда аптек. И Роспотребнадзор в 2016 году начал отзывать с рынка «Сеалекс» и «Аликапс», оборот которого на тот момент уже был приостановлен в Белоруссии, Армении и Казахстане.
Остаётся загадкой, почему в 2016 году материалы дела были переданы в подразделение Следственного комитета РФ в «домашнем регионе» подозреваемых.

Два года на заключение

Как предполагали эксперты, такой масштаб фальсификата мог изготавливаться только промышленным методом, тем более что ООО «РИА Панда» предпринимала попытку оформить патент на производимую продукцию. «Под наименованием «Сеалекс» поданы на регистрацию легальные молекулы силденафила, вышедшего из-под патентной защиты. Документы находятся на финальной стадии регистрации», — делился планами Дмитрий Дергачёв, топ-менеджер компании.
Информационное пространство накрыла волна негатива по отношению к производителю, возможно, смертельно опасной биологически активной добавки. Казалось, что в этот раз Игорю Воробью не удастся избежать наказания — в прайм-тайм Аркадий Мамонтов выпустил журналистское расследование «Черный аптекарь», где обвинил фигуранта в том числе в подкупе сотрудников Общества защиты прав потребителей и давлении на госслужащих, проводивших проверки. В декабре 2016 года, сообщил журналист, суд вынес приговор в отношении Михаила Сафронова — его обвинили в попытке подкупа представителей организации Общества защиты прав потребителей в интересах ООО «ВИС» и ООО «РИА Панда». Суд установил, что таким образом он пытался отозвать иск об обнаружении при проверке в составе продукции, производимой компанией ООО «ВИС», незаявленного тадалафила.
Профессиональные сообщества выступили с заявлением о возможной опасности данных БАДов. Несмотря на это, дело вместо суда опять направили в Москву — в производство 1-го следственного отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против личности и общественной безопасности ГСУ СКР. Два года потребовалось следствию на формирование обвинительного заключения. Интересно, что за этот период общий ущерб казне от налоговых преступлений, оценённый ФНС в 2 млрд рублей, сократился до 707 млн.

Огрехи обвинения

Как только дело дошло до суда, стало ясно: это не единственный огрех обвинения. Несмотря на общественный резонанс, государственное обвинение выступает в суде, как может показаться, неохотно.
В деле более 100 томов, 117 заявленных свидетелей, уже прошло с десяток заседаний, но с самого начала складывалось впечатление, что обвинение толком не ознакомилось с материалами. При таком объёме требуется выстраивание процесса, чтобы судья не забыл и не упустил ключевых моментов. Нужна работа со свидетелями — прошло 5 лет, и большинство плохо помнят события и уже не имеют отношения к ООО «РИА Панда».
Можно сделать вывод, что вместо этого обвинение формально включило в материалы всех, кто попадался под руку, не разбирая, принесёт ли тот или иной человек ему пользу. Например, попали под раздачу с десяток сотрудников Санэпидемконтроля по Курортному и Приморскому районам Санкт-Петербурга (фактически это подразделение Роспотребнадзора). Всех их, как можно предположить, лишь формально включили в документы на проверку БАДов в 2014 году. Сама проверка тогда ничего не выявила. Поэтому никто из этих свидетелей ничего не смог сказать по делу. Более того, все они как один на прямые вопросы защиты отвечали: «Тадалафил мы не нашли, жалующихся на лекарство у нас не было». Хотя, как уже сказано, статья 238.1 УК РФ не требует доказывать факт причинения вреда здоровью.
За 4 месяца с начала процесса прокуратура смогла обеспечить явку только двух важных экспертов: бывшего руководителя ООО «ФармКонстанты» Сергея Овсеенко (он сообщил, что тадалафил находили в 30% образцах, и пояснил, что такое возможно при «кустарном» подходе к производству, когда производитель не соблюдает рецептуру) и кандидата химических наук Елены Кунгусовой, специалиста Северо-Западного центра по контролю качества лекарственных средств, которая также выявила в некоторых образцах тадалафил.
Что касается остальных свидетелей, причина неявки неочевидна, а сторона обвинения не предъявила доказательств фактов их вызова в суд. Так или иначе, если обвинение не сможет обеспечить явку свидетелей, придётся исключать эти показания из материалов дела.
Фактически рассмотрение дела свелось к оглашению показаний, как можно предполагать, ничего не значащих свидетелей. Их существенная часть — это сотрудники ООО «РИА Панда», которые не имели ни доступа, ни знаний, ни возможностей узнать состав препарата. За четыре месяца обвинение так и не представило в суде какие-либо важные для дела факты.

Сбежит или не сбежит?

Указанные обстоятельства, вполне возможно, и дали защите повод заявить ходатайство об изменении меры пресечения для Игоря Воробья. На момент заседания он провёл в СИЗО 15 месяцев. Адвокаты настаивали: у Воробья отобрали загранпаспорт, поэтому он не может покинуть страну, у него есть квартира в собственности и дача под Санкт-Петербургом, которую он снимает и где может находиться под домашним арестом. В заключении, по их словам, у подсудимого обострились хронические заболевания. Без него разваливается «РИА Панда». К тому же он выплатил 300 тыс. рублей из 700-миллионного налогового долга по доброй воле. Завершала их спич характеристика, выданная главным бухгалтером, где подчеркивались его отличные человеческие качества и сообщалось о патриотической работе, которую он ведёт на общественных началах.
Против такого решения судьи выступил только приглашённый представитель налоговой инспекции, который прямо заявил, что Воробей может сбежать, тем более что такая попытка у него была.
Впрочем, эти доводы судью не убедили. Гораздо важнее для него оказалось, что обвинение так и не смогло обеспечить явку свидетелей, чем затянуло процесс и нарушило права обвиняемого. В тот же день Воробья отпустили на дачу. В кулуарах обвинение предположило, что сбежать он может и внутри России. Это даже проще, ведь на границе есть контроль, а контроля передвижения внутри страны у нас нет.
« Признаки дефицита калия и способы его восполнить
Почему женщины чаще болеют артритом »
  • +19

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Этого Воробья видать хорошо уже ощипали. Больше брать нечего, пусть теперь сбегает.
+2
Судить народным судом!